Николай Чудотворец

ГлавнаяЖитиеЧудесаИконыМолитвыРазное

                                         Да воскреснет Бог и расточатся врази Его...


Святитель Николай Мирликийский в русской Исследовательской традиции 
(М. Крутова)

 
Литература о святителе Николае Чудотворце огромна, но ее современного обзора до сих пор нет. Поэтому мы ставим перед собой следующие задачи: 1) сделать общий обзор литературы о святителе Николае по тематике и хронологии; 2) на основании этого установить степень изученности разных проблем, связанных с именем святителя Николая; 3) определить направление будущих научных исследований.

Анализ литературы позволил установить, что исследователи освещали следующие вопросы, связанные со святым Николаем: 1) археография источников; 2) жития; 3) слова о перенесении мощей; 4) описания путешественников в города Миры и Бари; 4) рассказы о наиболее почитаемых чудотворных иконах и о местночтимых иконах, известных мало; 6) иконография; 7) фольклорная традиция некоторых преданий; 8) особенности почитания святителя Николая в разных местностях; 9) проповеди священнослужителей на дни памяти святителя; 10) издание текстов.

Среди работ о святителе Николае есть фундаментальные исследования, но есть и работы, авторы которых обращаются специально к одному только вопросу или затрагивают данную тему в связи с изучением других проблем.

Наиболее значительными нам представляются следующие: труд Н. К. Никольского "Материалы для повременного списка русских писателей и их сочинений (X-XI вв. )”, книга Ф. Гусева и А. Вознесенского "Житие и чудеса св. Николая Чудотворца” , статьи архимандрита Антонина (Капустина) в Трудах Киевской Духовной Академии, исследования и публикации архимандрита Леонида (Кавелина), публикации житий и чудес святителя Николая на греческом языке немецкого исследователя Густава Анриха. Названные работы мы считаем основополагающими, ибо именно в них содержатся наиболее важные сведения об источниках.

Прежде всего это касается фундаментального исследования Н. К. Никольского, в котором он представил известные ему тогда списки в разных книгохранилищах Москвы, Петербурга, Киева (более ста), классифицировал их и расписал по составу, а также написал отдельную статью о древних сказаниях о святом Николае в славяно-русской письменности. Большое внимание исследователь уделил житиям святителя Николая и проблеме русского или южнославянского происхождения слов на перенесение мощей святителя Николая.

Не менее значимы для нас работы архимандрита Антонина, опубликованные в Трудах Киевской Духовной Академии под псевдонимом "А. А". В них исследователь приводит исторические факты о жизни святителя Николая и соотносит их с данными житий. Так, в статье "Святой Николай, епископ Пинарский и архимандрит Сионский" он размышляет о случаях исторической несообразности в житии святителя Николая из Великих Четьих Миней митрополита Макария, а именно о путешествии святителя Николая в Иерусалим, когда святой "вошел раз в св. церковь (конечно, Воскресения) вратами, которые отверзлись ему сами". Но "св. места Иерусалима приведены во всеобщую известность" при Константине Великом, "и славная церковь Воскресения освящена только 13 сентября 335 г., то есть 30 лет после Диоклетианова и Максимианова правления”. В этой работе архимандрит Антонин рассуждает также о ставших ему известными ватиканских рукописях на латинском языке, изданных в 1751 году Николаем Карминием Фальконием, митрополитом церкви святой Северины, и о мнении Фалькония о том, что был только один святитель Николай, ибо даты его жизни и смерти были перепутаны при переписывании текстов. Архимандрит Антонин, напротив, считал, что было два святых Николая Ликийских: один - Мирский, а другой - Пинарский (или Сионский, по имени обители, которой он управлял).

В статье 1873 года, названной "Еще раз о святителе Николае Мирликийском", архимандрит Антонин сообщил о найденном им греческом, так называемом Синайском списке XI-XII вв., который "одной редакции с Ватиканским и Палестинским сказанием", но от обоих отличается "многими вставками, а частию и расположением частей". Обнаружение этого списка дало возможность архимандриту Антонину аргументировать ранее высказанное им предположение о том, что было два святых Николая, а именно: "архиепископ Мир Ликийских и исповедник Николай, современник Константина Великого" и "архиепископ Мир Ликийских, преподобный Николай, современник Юстиниана Великого". О святой жизни первого архиепископа, по мнению архимандрита Антонина, свидетельствуют такие факты: "его рождение в Патарах, невкушение во младенчестве молока матери по средам и пятницам (под сомнением). Его чудесный, Богом указанный выбор на Мирскую кафедру, его исповедничество при Диоклетиане и разорение языческих капищ в своей епархии. Его подвиги против Ария, присутствие на I Вселенском соборе, его заступничество за трех мужей в Мирах, его явление святому Константину в Константинополе". О святой жизни второго архиепископа Николая свидетельствует изданный архимандритом Антонином Синайский список. В этой же статье исследователь представил комментированный русский перевод греческой рукописи и опубликовал его под названием "Жизнь и деятельность во святых отца нашего Николая (архимандрита) и бывшего архиепископа города мирейцев”.

Книга Ф. Гусева и А. Вознесенского разделена на две части. Автором первой из них является Ф. Гусев. В предисловии к ней он после основательного критического разбора литературы о святителе Николае высказал свои предположения относительно литературной истории житий, об источниках, на основании которых написаны слова о перенесении мощей Святителя из Мир Ликийских в Бар-град. Далее он представил в своем пересказе сказания о житии и чудесах, переработанных святителем Дмитрием Ростовским, а также рассказ об истории города Бари и перенесении туда мощей Святителя из Мир Ликийских. Вторая часть книги написана А. Вознесенским, она помещена в книгу под названием "Слава св. Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского в России: (Священные литургические, церковно-археологические и историко-литературные памятники чествования Святителя в нашем Отечестве)". Эта часть книги наиболее значительна, ибо здесь представлены многочисленные сказания о русских чудесах святителя Николая, некоторые из них сохранились лишь в устной традиции и письменного источника не имеют.

Заслуживают внимания также исследования о святителе. Николае архимандрита Леонида (Кавелина). Архимандрит Леонид, полемизируя с архимандритом Антонином, приходит к выводу, что было не два, а один святитель Николай (такого же мнения был и Ф. Гусев). Сосуществование разных типов житий он объяснял тем, что у одного жития были разные греческие и латинские источники. Архимандрит Леонид сообщил, что есть не только греческие списки "иного жития", о которых писал архимандрит Антонин, но и множество русских списков "иного жития", которые переведены со списка, близкого Ватиканскому списку Антонина, но отличающиеся от него некоторыми особенностями. Главным аргументом в защиту своей идеи о путанице в источниках, повлекшей за собой возникновение идеи о том, что было два святых Николая, а не один, архимандрит Леонид считал разницу в хронологии Ватиканского списка (там описывается житие святителя Николая, жившего в VI в.) и хронологии русских списков, в которых говорится о том, что святитель Николай прославился при Диоклетиане и Константине (то есть жил в III-IV веках).

После опубликования В. О. Ключевским "некнижного" жития святителя Николая, созданного, по мнению этого исследователя, славянами, в научной литературе возникает идея о том, что было три тезоименных святых Николая, и третий тип жития святого Николая создан именно в славянских странах. Однако сам В. О. Ключевский прямо об этом не говорил. О третьем святителе Николае впервые заговорил в 1922 году П. О. Потапов в статье "К литературной истории рукописных сказаний о святом Николае Чудотворце", где он, ссылаясь на опубликованные Г. Анрихом греческие списки житий святителя Николая, а также на текст Ключевского, говорит: "Очевидно, в византийской литературе издавна существовало сказание о каком-то ныне неизвестном Николае и его апостольской деятельности среди варваров. Полем его деятельности была Передняя Азия, в частности Ликия, где подвизались и Николай Пинарский, и Николай Мирликийский. По мере того как образы всех этих одноименных святых затушевывались в сознании, а потому сильнее и сильнее сливались в один образ великого Мирского Чудотворца, к его имени все прочнее стали примыкать сказания об одноименном с ними святом. И вот, какой-то книжник, бывший почитателем Николая Мирского, найдя сказание об обходах святителя Николая, решил, что он не кто иной, как Николай Мирский, а потому на живую нитку связал с его именем и это сказание”.

Впоследствии идея П. О. Потапова о трех святых Николаях, без сомнения интересная, была принята многими исследователями, и в научной литературе постепенно утвердилось мнение, что житие святителя Николая сложилось из биографий трех различных одноименных святых, все подвиги которых "приписали" одному лицу, и в результате по своему величию святой Николай из Мир в пантеоне Русской Православной Церкви оказался почти равным Богородице и Самому Христу. Не избежал этой ошибки на начальном этапе исследования и автор данной статьи, однако впоследствии, при разработке исследуемой проблематики, пересмотрел свою точку зрения в соответствии с результатами проведенных исследований.

Другое направление, в котором развивалась творческая мысль исследователей, обращавшихся к личности святителя Николая, - это слова на перенесение мощей святителя Николая из Мир в Бар-град. Здесь четко выделяются два периода в исследовании. Один связан с именами исследователей прошлого: митрополита Макария, архимандрита Антонина, архимандрита Леонида, Н. К. Никольского, И. Шляпкина, А. Красовского, Ф. Гусева, А. И. Соболевского, которые впервые представили широкому кругу читателей слова на перенесение мощей святителя Николая, изложили свою точку зрения на историю этого события, высказали свои соображения относительно автора этих слов. Их мнения об авторе слов на перенесение мощей святителя Николая и о дате этого события были различными. Так, архимандрит Леонид считал автором слов епископа Переяславля Южного, Ефрема Переяславского, жившего в конце XI века. Такого же мнения был И. Шляпкин, однако он не исключал и того, что слово могло быть написано не на основе собственных впечатлений Ефрема, а на основе изученных им латинских текстов, написанных другими свидетелями перенесения мощей святителя Николая, а именно: диаконом города Бари Иоанном и клириком Никифором.

Известный исследователь А. И. Соболевский считал автором слов на перенесение мощей святителя Николая неизвестного жителя Константинополя, бывшего, скорее всего, греком, а вставка о русских князьях, по его мнению, появилась в слове позднее, при переводе греческого текста на славянский, во времена княжения Всеволода в Киеве и Владимира (Мономаха) в Чернигове.

Н. К. Никольский относился к возможному авторству Ефрема Переяславского с большим сомнением и считал рассуждения архимандрита Леонида недостаточно обоснованными. По его мнению, если "слово составлено современником события, то еще меньше существует пока оснований утверждать, что таким современником был именно епископ Переяславский Ефрем”.

В наше время болгарские исследователи, например Б. Ст. Ангелов, считают единственно возможным автором Климента Охридского, при этом они даже не рассматривают другие точки зрения: для них это вопрос раз и навсегда решенный, тогда как считать его таковым в настоящее время, по нашему мнению, нельзя.

Как видим, вопрос об авторе слов на перенесение мощей святителя Николая требует серьезного изучения и остается сейчас открытым.

Другой аспект исследования слов на перенесение мощей святителя Николая Мирликийского - это определение даты перенесения мощей и времени установления праздника на Руси в честь этого события. Исследователи называют в данной связи две даты - 1087 год и 1097 год. Как было установлено в ходе довольно длительной научной дискуссии XIX в., "ближайшим к истине представляется 1087 год” - другая дата, как правило, всерьез не рассматривалась, так как представлялась большинству исследователей лишь ошибкой, вкравшейся в рукописи. Но некоторые другие исследователи, например А. Красовский, И. Шляпкин, опиравшиеся в своих рассуждениях на известные им древние латинские и греческие тексты, считали, что если было два святых Николая, то было и два перенесения мощей: в 1087 году из Ликийского города Миры в итальянский город Бари, а в 1097 году из Ликийского Сионского монастыря в Венецию. Что касается времени установления у нас праздника, то тут опять нет единства во мнении. "Без достаточных оснований архимандрит Леонид предположил, что в 1091-1096 гг. Ефрем был киевским митрополитом”, который установил этот праздник на Руси, так как был сам непосредственным наблюдателем событий. Такой же точки зрения придерживались Н. А. Карамзин и митрополит Филарет Черниговский. Другие исследователи, к которым относятся митрополит Макарий и Захарий Копыстенский, считали, что этот праздник был установлен во времена митрополита Иоанна II (1077-1089). Однако надпись на стенах киевского Софийского собора о происшедшем в 1092 году чуде с утопшим киевским детищем во времена правления великого князя Всеволода и митрополита Ефрема, по мнению некоторых исследователей, свидетельствует в пользу предположения архимандрита Леонида. В то же время может ли быть доказательством авторства Ефрема Переяславского слов на перенесение мощей святителя Николая тот факт, что Ефрем был митрополитом Киевским? Наверное, при определении авторства правильнее было бы исходить из особенностей авторского стиля, чем из занимаемой высокой должности. И в таком случае у нас достаточно оснований считать автором инока Григория Печерского, жившего в то же время, хотя бы на том основании, что он написал службы в честь святителя Николая и у него, как свидетельствуют факты его биографии, был особый интерес именно к личности святителя Николая.

В наше время слова на перенесение мощей святителя Николая из Мир в Бар-град также привлекают внимание исследователей, на сей раз лингвистов, разрабатывающих проблемы лингвотекстологии: О. Г. Злыгостьевой, Л. Г. Панина, С. О. Черновой. Так, О. Г. Злыгостьева в своей кандидатской диссертации в связи с лингвотекстологическим исследованием списков стишного Пролога XV-XVII вв. обратилась к проложной Памяти на перенесение мощей святителя Николая, начинающейся со слов: "Понеже за умножение грехов наших..." На основании изучения списков исследовательница пришла к выводу, что Память "является оригинальным русским сочинением, позднее переделанным для Пролога”; также ею было привлечено для анализа несколько текстологических разночтений и лингвотекстологических вариантов чуда святителя Николая о Димитрии. В работе С. О. Черновой описывается язык "Слова о перенесении мощей св. Николая Мирликийского в Бар град" как варьирующаяся языковая система. Л. Г. Панин в своей недавно вышедшей монографии "История церковнославянского языка и лингвистическая текстология" посвятил отдельную главу лингвотекстологическому исследованию Похвалы на перенесение мощей святителя Николая, входящей в состав Торжественников, начинающейся со слов: "Се наста, братие, светлое празднество предивнаго отца нашего Николы..." По наблюдениям Л. Г. Панина, "Похвала - одно из тех древнерусских произведений, которые уже на раннем этапе развития Торжественника у восточных славян пополнили этот сборник. Можно сомневаться в авторстве Ефрема Переяславского, но невозможно сомневаться в восточнославянском происхождении (переводе) произведения: лексика, синтаксис, морфологические формы текста тесным образом связывают Похвалу с оригинальной восточнославянской письменностью”. На основании анализа 22 списков Похвалы автор работы выделяет две ее редакции - древнерусскую и новую, приводит значимые текстологические приметы, отличающие одну редакцию от другой. Все три указанные работы сибирских ученых являются важным начинанием в лингвотекстологическом изучении произведений, посвященных перенесению мощей святителя Николая и представляют несомненный интерес. Безусловно, эти исследования из-за небольшого количества привлеченных списков не являются исчерпывающими, но уже и сейчас они внесли заметный вклад в дело изучения слов на перенесение мощей святителя Николая.

Не так много научных исследований посвящено исследованию отдельных чудес святителя Николая. Вызывает интерес работа М. Н. Сперанского "Международный странствующий сюжет в сказании о чуде святителя Николая", в которой автор рассматривает греческие, латинские и русские списки "Чуда святителя Николая, написанного патриархом Мефодием, о злате, от жидовина некоему христианину взаим данном", размышляет о патриархе Мефодии как об исторической личности. Выделяется также основанная на древнем сирийском тексте статья Б. Аничкова "Святитель Николай и Артемида Эфесская", где автор, рассуждая о художественных особенностях сирийского текста, приходит к выводу, что тот гораздо более совершенен, чем греческий текст чуда Симеона Метафраста.

В наше время новосибирская исследовательница Е. К. Ромодановская обращалась к чудесам святителя Николая в связи с "Повестью о гордом царе Аггее". Интересными представляются выявленные ею сборники XVII-XIX веков из ГПБ (ныне РНБ), ЦГАДА (РГАДА), в которых она выявляет среди литературного конвоя, сопровождающего "Слова о царе Аггее", "Повести из Великого зерцала о царевне Персике, о прельщенном отроке", "Повести о некоем убогом отроце, и молением матерним (материнским. - М. К.) ко святому Николаю чудотворцу не токмо богатства получи, но и царем соделася”. Однако до сих пор это апокрифическое чудо святителя Николая ждет своего изучения.

В недавно вышедшем сборнике Института мировой литературы, посвященном проблемам восприятия Запада в Древней Руси XI-XIV вв., опубликована небольшая статья-комментарий Е. Б. Рогачевской к фрагментам из слова на перенесение мощей святителя Николая из Мир в Бар-град, похвалы ему, к части посмертных чудес святителя Николая, службы святителю Николаю. После рассмотрения небольших частей текста автор делает вывод, что "в цикле произведений о святителе Николае Мирликийском, бытовавшем на Руси еще в домонгольский период, этнические представления о Западе полностью заменяются религиозными, а конфессиональные различия не являются определяющими в отношениях двух частей общехристианской церкви”.

Значительная часть литературы о святом Николае посвящена рассказам паломников о городах Миры и Бари. Наиболее интересными и подробными из них нам представляются следующие: очерк А. Муравьева "Мирликийская церковь и гробница святителя Николая Чудотворца”, "Воспоминания о Бар-граде" А. Н. Волконского, рассказ о "Православно-русском паломничестве на Запад (в Бар-град и Рим) и его насущных нуждах" А. Дмитриевского, очерк Н. Д. Успенского "Две недели в Риме”, "Воспоминания о Бар-граде" В. Мордвинова.

Большая литература посвящена и рассказам о чудотворных иконах святителя Николая. Основную ее часть занимают сказания об иконе святителя Николая Заразского. Назовем некоторые работы: "Сказание о перенесении образа святителя Николая из Корсуня в Зарайск в 1225 г." И. Добролюбова, "Древняя святыня Зарайска" В. Изюмского, "К литературной истории повести о Николе Зарайском" В. Л. Комаровича и др. Самым значительным исследованием на эту тему является работа Д. С. Лихачева, изучившего рукописную традицию этих сказаний на основе многих списков рукописей. Исследователь выделил несколько редакций, описал историю самого чуда об иконе Николы Заразского.

К еще одной знаменитой чудотворной иконе, святителя Николы Можайского, обращается А. В. Верещагин в "Памятной книжке Вятской губернии", где рассказывает о почитании на Вятке Николы Можайского в XVII веке. О древней резной чудотворной иконе святителя Христова Николая, находящейся в соборном храме города Можайска Московской губернии, рассказывается в работах Н. Виноградова46, Стефана Кашменского и Ф. Кибардина.

О менее известных иконах святителя Николая, находящихся в провинции, можно узнать из различных епархиальных ведомостей. Особый интерес тут представляет малоизвестный, к сожалению, труд протоиерея Иакова Бурлуцкого ("Чудотворные и особо почитаемые иконы Пензенской губернии"), опубликовавшего собранный им обширный комплекс сказаний о чудотворных иконах святителя Николая. Весьма содержательны и такие работы, как "Местные известия о явленной и чудотворной иконе Святителя Христова Николая, архиепископа Мирликийского Чудотворца, находящейся в храме села Паниковца Трубчевского уезда Орловской епархии" В. Зверева, статья И. Мелетия в "Иркутских епархиальных ведомостях" о Котокильском образе святителя Николая, а также рассказ неизвестного автора "О почитании святителя Николая бурятами" в "Иркутских епархиальных ведомостях”. Но наиболее полным является исследование А. Невского "Жизнеописание Святителя и Чудотворца Николая, архиепископа Мирликийского, с присоединением кратких сведений о его чудотворных иконах”, ибо там представлены сказания о многих чудотворных иконах святителя Николая, самых известных и совсем неизвестных. В то же время существенным недостатком этой книги является отсутствие опоры на рукописные источники - учтены лишь устные сказания.

Другой пласт литературы - исследование устной, фольклорной традиции преданий о святителе Николае. К нему обращался, например, такой известный исследователь, как М. П. Драгоманов, сопоставивший украинскую народную сказку "О святом Николае и архиерее" и апокрифическое "Чудо святителя Николая о Синагриппе”. Последнее чудо исследовал также и Н. С. Тихонравов, который, как и П. В. Владимиров, считал чудо о Синагриппе русским. Н. С. Тихонравов на основании анализа сказки "Николай угодник и Касьян угодник" обращался также и к исследованию проблемы разного почитания святителя Николая и Касьяна. Краткий обзор изучения книжных и устных легенд, связанных с именами святых Касьяна, Феоктириста, Николая, сделал А. А. Назаревский. Е. В. Аничков сопоставил чудеса святителя Николая с малороссийскими преданиями о Миколе угоднике. Г. Федотов обратился к святителю Николаю в связи с духовными стихами. О духовных стихах, посвященных святителю Николаю, писал и В. А. Келтуяла в своем известном "Курсе литературы”.

Многие священнослужители в конце прошлого - начале нынешнего веков посвятили святому Николаю поучения, рассказы о житии и чудесах Святителя.

Учесть все эти издания и рассмотреть, к сожалению, практически невозможно. Но на одном поучении, весьма актуальном и в наше время, несмотря на то, что прошло больше столетия со времени его опубликования, хотелось бы остановиться несколько подробнее, тем более что широкому читателю оно неизвестно. Это "Поучение в день Святителя и Чудотворца Николая по случаю храмового праздника к прихожанам из мордвы", написанное просто и убедительно обычным сельским священником из села Качим Городищенского уезда Иваном Снежницким, опубликованное в "Пензенских епархиальных ведомостях". Вот небольшой отрывок из этого поучения: "Кто есть святой Николай? Многие из вас, если не все, признают его за Бога, просят его во всех нуждах, как Бога, - вымаливая сына или дочь, хлеба рождение, скота умножение, семейству легкость и рождение. Я говорил и теперь повторяю, что он не Бог, а только Угодник Божий, наш защитник и покровитель пред Богом. Бог есть один и нет другого Бога, ни высшего, ни низшего, ни равного ему. От него получили бытие небо и земля, от него получили бытие вы и я, каждый человек - и святой Николай <...> Все держится, живет и сохраняется Богом. Не святой Николай, а Единый Бог, по его ходатайству, исполняет Ваши молитвы, наши прошения, всякое благословение исходит от Бога, и от Бога Единого всего должно просить. “ Моли Бога о нас, святый Николае” - вот с каким прошением должно обращаться к нему <...> Не оскорбляйте Единаго Бога, воздавая Божескую честь святителю Николаю <...> Не отвращайте от себя святителя Николая воздаянием ему Божеской чести, которая ему неприлична, неугодна, неприятна..." 

В последнее время также появился ряд работ, написанных священнослужителями. Одно из наиболее ярких - исследование архимандрита Макария (Веретенникова) "Всероссийский Митрополит Макарий - почитатель Святителя Николая Мирликийского”.

Часть литературы о святителе Николае можно было бы определить как фольклорно-этнографическую. К исследованиям такого рода следует отнести работу П. П. Чубинского, а также в большей ее части работу Б. А. Успенского "Филологические разыскания в области славянских древностей: Реликты язычества в восточнославянском культе Николая Мирликийского", получившую в свое время определенную известность. В научной литературе эта книга получила разную оценку, зависевшую от религиозных убеждений ученых. Например, А. Б. Страхов оценил ее как "вполне традиционное произведение, новаторство которого сводится, в основном, к терминологии и большой свободе воображения”.

Работа самого А. Б. Страхова "На святого Николу...", опубликованная в 1994 году в журнале "Palaeoslavica”, ставит перед собой задачу "выяснения фольклорных и литературных связей одного славянского выражения (“ на святого Николу” . - М. К.), примыкающего к так называемым “ формулам несбыточного” - весьма обширной, неоднородной и популярной группе фразеологизмов в славянском и неславянском фольклорно-языковом узусах”.

Искусствоведы в наше время постоянно обращаются к святителю Николаю в связи с иконографией. Среди искусствоведческих работ можно назвать исследование В. И. Антоновой “ Московская икона начала XIV века из Киева и “ Повесть о Николе Зарайском” ”; работу Э. С. Смирновой "Икона Николы 1294 года мастера Алексы Петрова”; исследование Б. М. Клосса об иконе святителя Николая в Никоновской летописи. О житии святителя Николы в Лицевом Летописном своде находим сведения в статье П. П. Богданова и А. М. Пентковского; Е. И. Серебрякова описала "Лицевое житие Николы Чудотворца XVII века Николо-Угрешского монастыря”. Недавно вышла искусствоведческая работа Е. В. Гладышевой, посвященная иконе Кирилла Сивкова "Николай Можайский в житии", хранящейся в Александровской слободе.

Образ святителя Николая привлекал также зарубежных исследователей, однако такого пристального внимания к этому святому, как в России, у них нет, ибо в славянских странах, и на Руси в частности, этот святой почитаем особо.

Из зарубежных исследований выделяется капитальный труд "Hagios Nicolaus. Der heilige Nicolaus in der griechischen Kirche" немецкого исследователя Густава Анриха, собравшего тексты о святителе Николае на греческом языке, опубликовавшего их в разных редакциях и сделавшего комментарии к ним. Есть также старое издание жития святителя Николая на греческом языке, видимо, прошлого столетия (год издания неизвестен). Из последних зарубежных работ о святителе Николае можно назвать работу итальянского исследователя Ciofari "La legenda di Kiev. La translazione delle reliquee di S. Nicola nel racconto di un annalista russo conteporaneo", изданную в 1980 году в Бари. Есть также исследование Карла Мейсена на немецком языке о почитании разными народами святителя Николая. Святому Николаю посвящена книга психолога Адриана Грута, опубликованная в Париже. В книге, которая называется "Saint Nicholas: (A Psychoanalytic Study of his History and Myth)", чудеса святителя Николая рассматриваются в психоаналитическом аспекте, что идет вразрез с русской исследовательской традицией.

Довольно интересной представляется книга каноника церкви св. Августа в городе Бари, члена Римской академии католической религии Франциска Саверио "Sacra noven e compendio storico di S. Nicolo di Bari", изданная в 1853 году в Бари80. В ней рассказывается о разных чудесах святителя Николая в итальянском городе Бари, где находятся мощи Святителя, чудеса в основном связаны с исцелением больных.

Особо хотелось бы остановиться на краткой характеристике существующих на сегодняшний день наиболее известных изданий житий и чудес святителя Николая. К сожалению, научных публикаций житий святителя Николая в советский период не было, ибо были негласно запрещены, а издания прошлого столетия со временем стали библиографической редкостью. Самыми известными изданиями являются следующие.

Житие и чудеса святителя Николая, опубликованные в 1904 году Археографической Комиссией при публикации Великих Миней Четий, собранных всероссийским митрополитом Макарием (Великии Минеи Четии). Это переведенный на церковнославянский язык текст жития святителя Николая, составленный Симеоном Метафрастом (по нашей классификации, краткая редакция житий I типа). Очень известно фототипическое издание жития Святителя по рукописи XVI в., принадлежащей Московскому Публичному и Румянцевскому музею из собрания Большакова № 15, предпринятое в 1882 году. И по сей день это издание является одним из самых ценных источников изучения древнерусской письменности. Единственный ее недостаток - большая часть иллюстраций воспроизведена в черно-белом варианте. Эта рукопись готовилась к изданию полностью в цветном варианте архимандритом Иннокентием (Просвирниным) в 80-90-е годы нашего столетия, однако безвременная кончина этого замечательного исследователя-источниковеда помешала ему довершить начатое дело. В архиве архимандрита Иннокентия, хранящемся ныне в Отделе рукописей РГБ, сохранились эти материалы, и они ждут по сей день своего издателя.

Тексты по рукописям издавали практически все исследователи прошлого, занимавшиеся изучением истории житий и чудес святителя Николая. Так, архимандрит Антонин издал переведенный им с греческого Синайский список "иного" жития святителя Николая. Архимандрит Леонид издал по рукописи конца XIV века из собрания Троице-Сергиевой Лавры № 9 "иное" житие со всеми чудесами. Последнее издание имеет ряд недостатков: есть пропуски текста, орфография издания не всегда совпадает с подлинником. Например, при публикации иного жития святителя Николая допущены весьма серьезные искажения текста: Таргасии (вм. Трагасии), въ Фарои (вм. Фаросии ), отмечаются также многочисленные вставки или пропуски союза и, пропуск или замена одного предлога другим (например, въ, съ)/…/; в ряде случае раскрываются титла, а под титлом находится больше букв, чем в подлиннике, надстрочные знаки тоже не совпадают с подлинником и др.

Текст так называемого III типа житий святителя Николая был опубликован В. О. Ключевским, а слова на перенесение мощей святителя Николая Мирликийского из Мир в Бар-град было опубликовано по двум спискам И. Шляпкиным. При публикации текста Памяти на перенесение мощей святителя Николая И. Шляпкиным пропущены целые строки и куски текста, например: праведному солнцю восияти на ны (в Тр-9, л. 210); и показаша имъ гробъ, кде лежаше святыи Никола (в Тр-9, л. 211 об.); есть серьезные искажения текста. Так, /…/ заменяются буквы в словах: моурскомоу вместо мирскомоу, /…/Николаю вместо Николою и т. п.

Мы ни в коем случае не хотим приведенными примерами умалить заслуги исследователей прошлого, ведь несмотря ни на что, именно по этим публикациям, пусть и несовершенным, многие поколения филологов, историков, философов могли узнать о житии святителя Николая. Известно большое количество старопечатной литературы, на нее указывали Н. К. Никольский, И. Каратаев. Однако очень большим ее недостатком является отсутствие ссылок на рукопись, по которой делалось издание, и в большинстве случаев не ясно, что перед нами: обычная перепечатка или издание какой-то неизвестной сейчас рукописи. С лингвистической точки зрения эти издания тоже вызывают сейчас ряд возражений, ибо рукописи публиковались в качестве текста, предназначенного для так называемого народного издания, то есть согласно установленным Священным Синодом правилам публикации церковнославянских текстов, когда в одной и той же позиции должна употребляться одна и та же буква и т. д. Конечно, современного исследователя такие публикации удовлетворить не могут. Поэтому перед нами встает совершенно определенная задача - издать как можно больше произведений о святителе Николае по конкретным рукописям, в соответствии с современными требованиями. В этой связи нами была предпринята публикация всех трех типов житий святителя Николая по ранее не публиковавшимся спискам XV-XVII в. При публикации текстов мы старались совместить критерии научности и доступности. Текст воспроизводился древнерусским шрифтом, с разделением на слова и современными знаками препинания. Помимо этого, в книге представлена текстология житий, классифицированы произведения о святителе Николае, приведен указатель 500 списков с произведениями о святителе Николае, хранящимися в Российской государственной библиотеке, указатель самих произведений и их начальных слов.

Таким образом, обзор литературы о святителе Николае позволяет говорить о том, что, несмотря на большую литературу, остаются до сих пор не решенными многие важные вопросы. До сих пор не приведены в известность все списки, поэтому не может считаться решенным и вопрос о текстологии житий святителя Николая. Хотя определенная работа в их изучении была проведена. Комплекс произведений на перенесение мощей святителя Николая из Мир в Бар-град тоже не может считаться исследованным окончательно, так как только некоторые из них привлекались к анализу. В фольклорном отношении произведения о святителе Николае исследовались очень мало, и имеющиеся работы лишь очерчивают направление будущих изысканий. Неразработанным представляется и вопрос о соотнесении рукописных сказаний с изображениями на житийных иконах святителя Николая. Мы не говорим уже о том, сколько произведений о святителе Николае осталось вне внимания исследователей.

Как видим, святителю Николаю посвящена большая литература. Однако ни одна работа не может считаться исчерпывающей, что объясняется сложностью и объемностью материала. Хорошо сказал об этом М. Н. Сперанский после выхода в свет замечательного труда Н. К. Никольского: "Несмотря на обилие материала, теперь сгруппированного Н. К. Никольским, а может быть, и вследствие этого обилия, мы до сих пор еще не в состоянии разобраться в литературной истории целого ряда памятников, несомненно, разновременного и различного происхождения, связанных с именем святителя Николая”.


Вперёд


Главная |  Житие |  Чудеса |  Иконы |  Молитвы |  Разное