Николай Чудотворец

ГлавнаяЖитиеЧудесаИконыМолитвыРазное

                                              Да воскреснет Бог и расточатся врази Его...

 
                                           Встреча с чудом

 

ТАКИХ домов в русской глубинке тысячи. Вросший в землю, с подслеповатыми окошками, синими облупившимися ставнями. Прошла бы мимо, если бы не знала точно: мне надо именно в этот дом, в котором уготована встреча с чудом. 

Уже была выписана командировка и куплены билеты, новенькая пленка заряжена в фотоаппарат, собраны вещи. А на сердце необъяснимая тревога, волнение, даже боль. Не обмануть собственное сердце: я боюсь этой встречи, плохо представляю себе, как смогу предстать перед великим чудом неземной Божьей милости, я, грешный, иссуетившийся в жизненных коллизиях, маленький человек перед Господними очами несомненной и пугающей Правды. Я еду в далекую оренбургскую глубинку, в село Державино, в дом, где вот уже скоро десять месяцев мироточат двадцать четыре иконы. Весть об этом принес телефонный звонок читательницы из Орска: 

У нас паломники постоянно едут туда, возвращаются потрясенные. Уже многие побывали. Хозяйка дома всех принимает, никому не отказывает. 
Приближается встреча с чудом, и я в который раз корю себя, что не должным образом подготовилась к ней по нерадивости и лени. Надо было причаститься перед командировкой, попоститься, почитать акафист, навести порядок в душе, попросить прощения у близких. Винюсь, но еду. И вот уже иду от поворота по завьюженному большаку вдоль притихшего в зимовье березняка, вдоль серебрящихся холмов, надежно скрывающих под снегом до срока всяческую жизнь. 

 

ДЕРЖАВИНО - село древнее. Оно было родовым имением Гавриила Романовича Державина. Отец его, получив в 1753 году землю на реке Кутулук в Бузулукском уезде Оренбургс-кой губернии, основал несколько деревень, которые потом, соединившись, стали одним большим селом Державино. В 1798 году построили церковь. Она и сейчас стоит на взгорочке, белоснежная красавица, вырвавшаяся из пут богоборческих лет, пережившая поругание, забвение, а теперь весело благословляющая новеньким крестом синеокое небо. Крещусь перед храмом, благослови, Господи, увидеть дарованное Тобой чудо. 

Маленькая горница. Нагибаюсь, дабы не задеть косяк, вхожу. Весь передний угол в иконах. Крошечных, чуть побольше, две совсем большие. Иконки простенькие, бумажные да картонные. Одни висят на стене, другие стоят на столе, на тумбочке. Перед каждой иконкой блюдечко, в которое и стекает капля за каплей многоценное милости миро. В одном блюдечке побольше, в другом совсем чуть-чуть. Вижу большую икону Николая Угодника, сплошь в капельках, как в драгоценных бусинках, вижу Почаевскую икону, "Утоли моя печали", "Скоропослушницу", Иверскую, Казанскую, Пресвятой Троицы, Покрова, преподобного Сергия Радонежского, Серафима Саровского, блаженной Матронушки и Ксении Петербургской, Николая Второго, "Благословление детей". 

Двадцать четыре? - спрашиваю хозяйку Антонину Ивановну Ефимову.

Уже двадцать семь, - отвечает она и уходит. 

Опустив руки, стою перед святыми образами. Ловлю себя на том, что всматриваюсь в них, пристально ища следы благоуханного мира. Вижу. Вот струйка стекает в блюдечко с образа "Утоли моя печали", вот "Целитель Пантелеймон" весь в обильных подтеках. Вот небольшой образ Царя-батюшки с застывшими капельками. Большая икона Спасителя на стене. Всматриваюсь в Божественный лик и вижу вытекающие из Господних очей... слезы. Да, да, длинная струйка из глаз к благословляющей деснице. 

Когда же, с чего началось сие чудо в доме Ефимовых? Под иконой Спасителя - небольшой образ "Николай Чудотворец на мощах". С него-то и начались дивные события в Державине. Этот чудотворный образ находится в итальянском городе Бари, где покоятся мощи великого Божьего угодника. Два года назад чудотворный образ провезли по епархиям России, не миновали и кафедральный Покровский собор в Самаре, небольшую литографию с чудотворного образа подарили дочери Антонины Ивановны Ольге. А осенью, около полуночи (они хорошо запомнили этот день - 23 октября), мать и дочь вздрогнули от какого-то сильного треска. В тот же момент из иконы Николая Угодника вышли две яркие светящиеся стрелы. Около двух минут продолжалось свечение. Испугались сначала, а потом такой радостью переполнилось сердце, ночью сбегали за местным батюшкой, отслужили молебен. А спустя время икона Николая Угодника заплакала. Мироточением это назвать было нельзя, именно из глаз святого угодника бежали мутные капли - самые настоящие соленые слезы. Потом эти слезы, собранные аккуратно на ватку, исследует приехавшая из Оренбурга комиссия. Вывод: самые настоящие человеческие слезы. Два дня икона плакала, а вскоре начались трагические события в Сербии. 

Вскоре образ замироточил. Да так, что даже стена, на которой он висел, подмокла. По составу жидкость была совсем другая, не как слезы, а тягучая, маслянистая, с удивительным, непохожим ни на какой земной, ароматом. Переполошились, побежали к церковному старосте. Тот позвонил в Бузулук благочинному отцу Леониду. Благочинный - владыке Валентину в Оренбург. Архиепископ благословил икону освидетельствовать. Вскоре приехала комиссия из пяти священнослужителей. Один из них взял в руку икону и прямо ему в ладонь со лба святителя Николая, из голубого камешка нарисованного венца истекло миро. Это было явное чудо, что авторитетная комиссия и засвидетельствовала. 

А Ольга взяла да и вытерла икону полотенцем. Священники стали ругать ее, а она оправдывается: 

- Да я хотела посмотреть, будет ли еще икона мироточить. 

И образ замироточил вновь. Да так обильно, капли мира заструились потоками. Начало чуду было положено. Теперь каждый четверг (день поминания святителя Николая) в доме Ефимовых служится молебен ему, читается акафист. Вскоре замироточили и другие иконы. Одна за одной. Молва о чуде ушла далеко за пределы Державино. Вот и до Москвы докатилась по Божьей милости. Потянулись в глубинное оренбургское село паломники. 

- У нас тут чего только не бывает, - рассказала мне Антонина Ивановна, - особенно для одержимых нечистым духом благодать мироточивых икон непереносима. Кричат, лают, страшно... 

Едут в Державино из Самары, Бузулука, Орска, других городов и весей. "Икарусы" один за другим подкатывают к маленькому домику в самом начале села. Бывает, не помещаются все паломники, горница-то махонькая. Стоят на улице, ждут очереди. 

- Тяжеловато, поди, от такого наплыва гостей?

 - Нелегко, - вздохнула Антонина Ивановна. - Ольга работает почтальоном, я ей помогаю. Бывает, пенсию разносить надо, а гость на пороге. Покажите иконы. А люди деньги ждут. Некогда, говорю, убегаю, а паломники обижаются - издалека ехали, не имеете права отказывать.

 Конечно, отказывать они права не имеют. Тем более, что Оренбургский архиепископ Валентин благословил принимать всех паломников. Ефимовы теперь на послушании у "чуда", на постоянной вахте у мироточивых икон. Пол в их доме всегда натоптан, тепло выдувается постоянно хлопающей дверью, домашние дела не делаются, а копятся и копятся. А народ все едет и едет. 

РАССКАЗАЛА Антонина Ивановна про одну совсем уж таинственную гостью. Постучали. Стоит на пороге нищенка. Слепая. Говорит, что привела ее в Державино Почаевская икона Божией Матери. Вошла в горницу, встала перед образами. 

- Матронушка, вот она, моя Матронушка, - сказала, как пропела, да и подошла безошибочно к иконе блаженной Матронушки, приложилась. 

Два дня жила. Много интересного Ефимовым рассказала, как по Руси ходит, как в монастырях живет, те только дивились - слепая, без денег, и как ей это удается. Чужих людей странница боялась, пряталась за занавеской. Тихонько жила, не досаждала. Да только вдруг засобиралась в дождь и темень - пора мне, ухожу. Уговаривали, без толку. Ушла. 

Один раз, приехав в Державино, многие паломники рвутся сюда вновь. Очень уж велико и явно чудо в этом доме. Иконы мироточат так обильно, что редко кто уезжает без пузыречка с миром. Вот и Эмилия Ивановна Бобкова из Самары не первый раз сюда приезжает. Первый раз отправилась одна. Добралась на рейсовом автобусе. Пришла к Ефимовым, а народу у них - никого. Стала молиться, да как-то так само и вырвалось - за новопреставленного Николая. Испугалась, сына ее Николаем зовут. В страхе помчалась домой. Звонит с вокзала: 

Сыночек! 

А сын в слезах: 

- Вчера мой друг умер, Николай... Вот ведь как открыл Господь перед святыми иконами, чья душа просила молитв. 

А еще мне задавали в Державино один и тот же вопрос:

 - Почему именно у Ефимовых иконы мироточат? Кто они такие, что удостоились чуда? Чем они лучше нас? 

Вопрос, на который мне никогда не ответить. Вопрос, на который не ответить никому, потому что только духоносным старцам, святой жизни христианам, по силам будет ответ. Могу сказать лишь одно - значит так надо. Чудеса и являются нам, дабы усмирить непомерную гордыню всезнайства. Я все могу рассчитать, предусмотреть, объяснить, я образован, я начитан, я умен, я не склонен к мистике. А вот и объясни, умный, начитанный и трезвый, как может картонная, тонюсенькая, почти прозрачная на свет, иконка плакать настоящими человеческими слезами или благоухать нездешним ароматом от обильно истекающей благодатной влаги? Объясни. Не можешь? 
 


ДРЕВНЕЕ русское село. Храм-красавец на взгорочке. Ворота настежь - приходите, православные, молитесь.

 - Приходят, молятся? - спрашиваю местного священника отца Анатолия Касприка.

 - Прихожан у нас в храме... Анастасия, Валентина, Георгий... - он считает по пальцам, - человек восемь будет. 

В Державино две тысячи жителей. На такое количество одного Знаменского храма мало. Но - не ходят. Живут без молитвы, без покаяния, без праздников Божьих, без постов и без веры в чудо. И лишь один вопрос имеют к Ефимовым: 

- А почему именно вы? 

И подумалось мне. Господь пришел призвать не праведников, но грешников. Вспомним, давайте вспомним, как не верил апостол Фома в воскресение Господа, не верил не по жестокосердию, а - боясь поверить в радость несказанную. Не поверю, пока не вложу пальцы свои в язвы его... И что делает Господь? Он является Фоме. Вот Я, вкладывай... Радостью наполнилось сердце Фомы, уже не осталось в нем места неверию. И несправедлива народная присказка - Фома неверующий, потому что уж кто, кто, а Фома-то точно знал, видел, осязал(!) воскресшего Спасителя. И вера его была крепкой и несомненной. Так, может, и сейчас является Господь нам, неверующим, маловерующим, редковерующим, упорным, через иконы мироточивые и оплакивает настоящими, нашими(!) слезами жестокосердие и зависть гордого мира? 

1 СЕНТЯБРЯ Ольга и Антонина Ивановна пошли проводить в школу Олину дочку. Вернулись, а икону Николая Угодника (первую замироточившую) украли. Унесли и Почаевский образ Божией Матери, и большое распятие. Бросились со слезами в милицию, да без толку. Ольга говорит, что во сне ей явился Николай Угодник и открыл, кто взял икону. Ольга взмолилась - отдай, я тебе заплачу, сколько есть, все отдам. На другой день с уговорами отправился церковный староста Василий Егорович Кондаков. Предложил все деньги из церковной казны, но успехом его визит не увенчался. Двадцать дней прошло. Ольга после стирки пошла вылить воду в яму за домом. А в яме-то икона! Вся помятая, в грязи, изрезанная. Святотатцы пытались понять, как попадает внутрь иконы миро. Отмыли, отчистили, окропили святой водичкой, заклеили изрезанную в лохмотья тыльную сторону образа. 

И вот он опять мироточит. Капельки мира стекают на блюдечко, радуя паломников и наполняя благоговением их сердца. Уже было от икон несколько чудных исцелений. Прозрели две старушки после закапанного в глаза мира. Поднялась на ноги одна парализованная женщина из Курманаевского района Оренбуржья. 

Я уходила из дома, а в дверях уже другие паломники. Большая группа детей из Самары во главе с батюшкой. Священник бережно взял в руки икону Николая Угодника: 

- Смотрите, дети, вот оно, благоуханное миро. 

Притихли дети. Их глаза устремились на святой образ, обильно источающий неземную влагу. Они видели чудо и не сомневались в нем. Наверное, другими вернутся они в Самару - укрепившимися в вере, познавшими собственным сердцем Божью милость Божьей любви. 

Н. СУХИНИНА. 

 


Вперёд


Главная |  Житие |  Чудеса |  Иконы |  Молитвы |  Разное